Оннэлэ Къёлла
"силы, жившие в теле, ушли на трение тени о сухие колосья дикого ячменя.."
Наверное, стоило бы написать обо всём - пусть останется, пока не забылось, - но за эти дни я уже слишком устала рассказывать одну и ту же историю, наблюдая одну и ту же реакцию "да тебе надо написать про это книгу".
Закончилось самое длинное моё подобное путешествие. И, пожалуй, самое сложное. Котята найдут дом, сожжённый средством для мытья стен палец заживёт и перестанет болеть, закончатся температура и озноб, до следующего мокрого снега ещё месяца полтора, если не больше. А после, кажется, эта пустота захлестнёт всё, что во мне осталось. То отчаяние, которое я чувствовала во время своего первого горного перевала, когда от усталости начинали дрожать коленки, а надо было идти, и то отчаяние, что возникало от невозможности уехать из Териберки, оказываются несравнимы с чувством, которым меня встретил Питер. Нужен был всего один день, чтобы перестать чувствовать голод и холод, чтобы выспаться и ощутить абсолютный тлен, чёткое понимание, что места нет, дома нет, меня нет - бери и убегай снова, не оставайся, давай, что тянешь, зачем, беги, уезжай, улетай, уплывай.
Вспоминаются старые слова о том, что, уезжая, мы никогда не возвращаемся. Не вернулась.


@темы: постепенно действительность превращается в недействительность